Борьба с мельницами пропаганды

Posted: 2016-04-23
Written by: Konstantins Fjodorovs
Category: Aktualitāte
Tagged: russia latvia
Уже около недели по решению Национального совета по электронным средствам массовой информации в кабельных сетях латвийских операторов недоступен телеканал “Россия-РТР”. Согласно официальному документу, доступному на сайте совета, запрет является реакцией на три сюжета, демонстрировавшихся в течение 2015-го года, в двух из которых звучали призывы бомбить Турцию и “освобождать” Мариуполь и Харьков, а в третьем Латвия была показана как страна, в которой уже достаточно долго существует серьёзный этнический конфликт между латышами и русскими.

Не буду вдаваться в рассуждения по поводу содержания этих и других сюжетов телеканала – для этого есть медиа эксперты и тот самый совет, который канал запретил. Стиль, в котором это было сделано и прокомментировано, показывает лишь одно – слабость и бессилие властей в борьбе с российской пропагандой. Запрет без всякой альтернативы в глазах обычного телезрителя этого канала выглядит как страх и стремление оградить человека от правды. Более того, подобный запрет идёт вразрез со столь громко декларируемой в Латвии свободой слова и её отсутствием в России, ведь в понимании многих граждан этой свободой является, в том числе, и возможность смотреть те каналы, которые хочется. Карту тут же грамотно разыграло министерство иностранных дел России, опубликовав комментарий, в котором говорится, что “это [запрет] идёт вразрез с декларируемой странами ЕС "приверженностью европейским ценностям и не может расцениваться иначе как пренебрежение основополагающими принципами свободы слова и прессы”. Один ноль в пользу РТР.



Запрет является борьбой лишь с последствиями, но никак не с причиной популярности РТР, НТВ и других российских телеканалов в Латвии. Главной причиной является отнюдь не массированная, однобокая пропаганда в эфире этих каналов, а отсутствие реальных альтернатив, и приходится констатировать, что борьба за массового русскоязычного зрителя в Латвии проиграна, причём проиграна уже давно. Закрытие канала TV5 – единственного канала, на котором демонстрировались местные аналитические передачи на русском языке, не стало решающим фактором. Было высказано много мнений разного толка и разной полярности, но цифры говорят, что большой популярностью канал не пользовался: в феврале его аудитория составляла 3,5%, в марте 4,7%. Мартовский прирост автор связывает с тем, что закрытие канала вызвало некоторый ажиотаж вокруг него. Таким образом, коммерческая модель местного русскоязычного канала в Латвии потерпела крах, а разговоры о создании государственного затихли, так толком и не начавшись. Долгое время перед этим мало кто задавался вопросом о том, как российские телеканалы влияют на восприятие событий в мире у жителей Латвии, но когда задались, стало ясно, что Первый балтийский, РТР и НТВ слишком долго были монополистами в борьбе за латвийского русскоязычного зрителя, конкурировали лишь между собой, что сродни конкуренции между Mars, Snickers и Twix – шоколадными батончиками одной фабрики. Результатом отсутствия должного внимания к проблеме является большое количество людей, лояльных российской точке зрения, и эта точка зрения укреплялась в их сознании на протяжении многих лет. Для всех этих людей запрет РТР является лишь подтверждением того, что на этом канале говорили правду, которой так боятся местные власти. В то же время создаётся впечатление, что местные власти уверены в том, что им удастся переманить всех этих людей на свою сторону за короткое время, попросту отключив РТР и не предложив ничего взамен.



Поскольку автор работает в компании, предоставляющей услуги телевидения, то у него была возможность проследить реакцию людей на отключение телеканала. Разумеется, было много желающих высказать своё возмущение по этому поводу, но удивило вот что – среди звонивших было достаточно много тех, для которых родной язык – латышский. Порой эти люди высказывали возмущение ещё громче, чем русскоязычные, ведь по их словам, по РТР показывали много интересных фильмов и сериалов, а теперь в результате деятельности каких-то бездельников (имеется ввиду совет по электронным СМИ), люди остались без этих самых фильмов и сериалов. То, что показывают на местных телеканалах, их совершенно не устраивает. Два ноль в пользу РТР.

Пока одни телезрители задаются вопросом “почему какие-то бездельники решают, что я буду смотреть?” и задумываются об установке спутниковой тарелки, другие идут более простым и менее затратным путём. Спутниковое телевидение не всем по карману, но учитывая доступность интернета почти везде, вопрос о просмотре канала отпадает – Google по запросу “смотреть РТР” выдает множество ссылок на просмотр. Лёгкость обхода запрета также не прибавляет авторитета решению о запрете телеканала. Один из телезрителей удивлялся, что РТР запретили только в Латвии, и во всех остальных странах канал есть – и в Германии, и в Америки, и в Израиле, из-за чего решение о запрете выглядит сугубо политическим. Три ноль в пользу РТР.

Прошло чуть больше месяца между закрытием TV5 и запретом РТР, и возможно именно то, что эти два события произошли в относительно коротком промежутке времени, спровоцировало дискуссию среди местных журналистов и медиа экспертов. У каждого своё мнение о том, как следует обращаться к русскоязычной аудитории, чтобы быть услышанными, но все они сходятся в том, что подобная коммуникация необходима. Бывший председатель того самого совета по электронным СМИ Айнарс Димантс (Ainārs Dimants) считает, что государству необходимо создавать телевизионный канал на русском языке, так как большинство русскоязычных получает информацию именно из телевизионных новостей. Медиа эксперт и лектор Латвийского Университета Роландс Тярве (Rolands Tjarve) считает, что надо искать другие способы и другие платформы для коммуникации, так как у телевизионного канала большие затраты и маленькая отдача. Анда Рожукалне (Anda Rožukalne), руководитель кафедры коммуникации рижского университета им. Паула Страдиня считает, что проблема не только в том, как коммуницировать с русскоязычным населением, но и с помощью какой информации. По её словам, зачастую русскоязычные СМИ не информируют о событиях, а предоставляют точку зрения заинтересованных политических сил, и поэтому в борьбе за внимание русскоязычных жителей необходимо полностью менять стиль общения.

Таким образом, события последних месяцев дают надежду на то, что проблеме двух параллельных медиапространств в Латвии будет уделено больше внимания, и что это внимание не ограничится только дискуссиями. Главная надежда в том, что за этими дискуссиями последуют реальные действия.

Константин Фёдоров

Comments

There are no comments

Post a comment